Александр Габуев
16.1K subscribers
3 photos
69 links
Канал о геополитике директора Берлинского центра Карнеги по изучению России и Евразии, старшего советника Albright Stonebridge Group Александра Габуева.

https://carnegieendowment.org/experts/1017
Download Telegram
В прошлой жизни российская сессия на Мюнхенской конференции по безопасности — это выступление Сергея Лаврова в прайм-тайм (а совсем давно были и Путин, и Сергей Иванов). В этом году российская сессия основной программы — вот такая вечерняя дискуссия под названием «Придумывая Россию заново: видения демократического будущего». Мне этот формат кажется куда как правильнее: для трезвой дискуссии о будущем страны ныне без выпивки никуда. Качество аргументации услышим (дискуссия публичная, on the record), но основные тезисы можно почитать в недавней статье Гарри Каспарова и Михаила Ходорковского в Foreign Affairs: «Вот-вот Путин чудесным образом куда-то денется, и тогда заживём».
Мюнхенская конференция по безопасности — гораздо больше про кулуарное общение, чем про выступления политиков со сцены, которые можно теперь посмотреть и в YouTube. В мире нет другой площадки, где три дня подряд в старом и тесном отеле Bayerischer Hof происходит броуновское движение сотен дипломатов, военных, разведчиков, промышленников, финансистов, парламентариев, журналистов и экспертов по внешней политике со всего мира (большинство участников — из стран Трансатлантического блока, но и другие регионы мира вполне представлены).

Зачитываемые со сцены официальные позиции — это шоу для широкой публики. Шоу важное, но и близко не описывающее сложную картину того, что происходит на самом деле. Зато многие кусочки пазла хранятся у разных людей, с которыми можно поболтать в очереди за кофе, уединившись в одной из шумных пивных Мюнхена или на закрытых для публики сессиях. Поскольку конференция с каждым годом все больше превращается в шумный и коммерциализированный табор, напоминающий Давос, для успешного собирания пазла в коридорах Bayerischer Hof многих людей нужно знать заранее и давно, и качество разговора на бегу не сравнится с часом общения в рабочем кабинете. Зато, поскольку все участники измотаны перелетами и плотным графиком, разговоры порой получаются очень концентрированными и довольно откровенными — в этом и вся соль формата.

В этом году российское представительство — участники двух сессий, фантазирующие о "демократической России будущего", какой её хотел бы видеть Запад (обед от команды Навального и nightcap тандема Каспаров-Ходорковский). Представителей российского внешнеполитического официоза, которые долгие годы были желанными гостями, в этом году не звали — и, возможно, еще долго звать не будут. Впрочем, Россия никогда толком мюнхенскую площадку использовать не умела — в стране, где внешняя политика определяется одним человеком и узкой группой его давних соратников и сослуживцев, внешняя экспертиза нужна скорее для декора, чем для трезвого обсуждения и формирования курса.

Мой первый текст для Фонда Карнеги восемь лет назад был как раз об этом. Правда, описывая в феврале 2015 года возможную "опасную спираль эскалации конфликта, чреватую серьезными ошибками с тяжелыми последствиями для России и Запада", я и представить не мог, куда все это приведет через семь лет. Little did we know. Правда, люди из числа российского внешнеполитического официоза, в Мюнхен регулярно ездившие, хорошие контакты на Западе имевшие и в кабинеты к большим московским начальникам тоже вхожие, сами, как выяснилось, политику своей страны понимали плохо, а потому еще в середине февраля-2022 потешались над людьми, кто уже знал, что война неизбежна. Штош.
Раз Екатерина Михайловна просит, придется пояснить за ракеты. Не совсем моя сфера компетенции, но с западными коллегами и чиновниками в Мюнхене много про это говорили, так что изложу свои нехитрые соображения сегодня чуть позже. Если резюмировать и в качестве тизера: ох зря, зря Кремль решил пугать американцев именно приостановкой СНВ. Они не отвернут, а в гонку вооружений их ВПК играть умеет куда лучше российского.

https://tttttt.me/eschulmann/5224
🇷🇺🇺🇸📛🚀

Зачем Путин в послании грозил Америке приостановкой участия России в Договоре о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ), последнем крупном соглашении о контроле над вооружениями эпохи "холодной войны"? Написал об этом подробно для нового сайта Фонда Карнеги на русском @carnegiepolitika. Краткие тезисы:

✔️С самого начала войны Кремль ищет средства давления на Вашингтон, чтобы заставить США отказаться от масштабной поддержки Киева. Планировалось, что Украину удастся захватить быстро, а США ограничатся санкциями и легким оружием для украинских партизан. HIMARS и вот это всё в план не входило.

✔️С начала войны украинцы и их союзники под руководством США аккуратно тестировали, а затем двигали "красные линии" Путина, не беря его слова или заявления российских чиновников сразу на веру. В итоге многие "красные линии" типа фразы "конвои с натовским оружием будут легитимной целью для наших ВКС" оказались пустышкой, и даже аннексия 30 сентября не остановила ВСУ. Херсон и другие города вроде как накрыли ядерным зонтиком, но потом сдали — и к применению ядерного оружия это не привело.

✔️ США не считают, будто красных линий у Кремля совсем нет. Конечно, есть, сценарии применения ядерного оружия adults in the room не исключают и относятся к ним серьезно. Но заниматься самосдерживанием Запад не собирается: когда кто-то в Кремле обещает "весь мир в труху если вы...", совсем не обязательно, что Москва и правда готова разносить весь мир в труху за Лиман и Херсон.

✔️Проблема Москвы в том, что надежных инструментов чертить "красные линии" обычными средствами мало или сами инструменты негодные. Высокоточное оружие либо оказалось не слишком высокоточным, либо его мало и применять его рискованно — поезда из Жешува как шли, так и идут. Хакеры пока оказались слабоваты против натовских оппонентов. Газовая война против ЕС пока идет без успехов — тепло и свет есть, заводы работают, а шутки "Новогоднего огонька" про "музеи горячей воды в Европе" так и остались на уровне других шуток Петросяна.

✔️В этих условиях шантаж по вопросы ДСНВ кажется Москве одним их немногих доступных средств, чтобы попугать американцев и заставить их отвернуть. В Кремле считают, что договор нужен США больше, чем России. Этот расчет вероятнее всего неверен.

✔️Действия России усиливают позиции ястребов в США, давно призывающих похоронить ДСНВ из-за стремительного роста ядерного потенциала Китая, который никакими договорами не связан. Москва с Пекином с недавних пор закадычные партнеры, и ситуация американским военным напоминает финал фильма "Хороший, плохой, злой", только теперь у русских и китайцев четыре кольта против двух у США. Так что развал ДСНВ Россией дает США отличный повод начать модернизировать свой потенциал так, чтобы сдерживать РФ и КНР одновременно, причем не только за счет роста количества боеголовок, но и за счет новых видов оружия.

✔️В итоге сидящие в Арлингтоне Boeing и прочие монстры ВПК в день послания Путина должны были открывать винтажное игристое, а вот Россия становится на путь гонки стратегических вооружений с США и Китаем, которую заведомо выиграть не может. Штош.

https://carnegieendowment.org/politika/89082
🇨🇳🕊

Мой подробный разбор китайского "мирного плана" по войне России против Украины — на @carnegiepolitika. Вот короткие тезисы:

✔️"Мирная инициатива", анонсированная членом Политбюро и куратором внешней политики Ван И в Мюнхене (китайский, английский), оказалась набором из 12 тезисов, которые Китай повторяет с начала войны. Тезисы сформулированы аккуратно до расплывчатости, а местами противоречат друг другу: тут и уважение территориальной целостности стран, и критика расширения недружественных военных блоков.

✔️Многих текст документа явно разочаровал: в нем нет даже прикидок, как отвечать на самые сложные вопросы (гарантии безопасности для Украины или судьба Крыма), а обтекаемые формулировки никого ни к чему не обязывают — в том числе и Китай. По такому "плану" не закончить войну.

✔️На самом деле, документ не для того писан. Это не "дорожная карта" окончания войны, а скорее индульгенция Китаю в ответ на упреки Запада в поддержке агрессора — и способ укрепить имидж КНР в развивающемся мире.

✔️Китай прекрасно знает, что и в Москве, и в Киеве, и в западных столицах сейчас настроения "повоюем, а там посмотрим". Пока говорят HIMARS и "Ураганы", дипломаты молчат. Тем не менее, выкатив свой очень мирный план, который настолько абстрактен, что никто не будет призывать Пекин поскорее браться за дело и его воплощать, Китай позиционирует себя как единственного члена пятерки постоянных членов СБ ООН, не участвующего в войне и предлагающего хоть какой-то мирный план.

✔️Россия, скорее всего, на план отреагирует в целом позитивно: мол, наконец кто-то серьезный что-то предлагает, мы готовы. Киев и Запад к плану отнесутся прохладно или вовсе отвергнут. Такая реакция Пекин вполне устроит: никто теперь не сможет сказать, что Китай не пытался.

✔️Запад лавры мнимого миротворца Китаю просто так отдавать не собирается, и все последние утечки в западных СМИ о готовности Пекина поставлять Москве снаряды и ударные беспилотники — об этом.

Подробнее тут:
https://carnegieendowment.org/politika/89133
«Никто раньше не подвергал санкциям столь значимую экономику, как Россия, да еще так быстро. Мы оказались и в учебнике экономики, и в научно-фантастическом романе одновременно»,— рассказывал недавно один из западных чиновников, занимающийся санкциями в отношении России. Поделился с @kommersant нехитрыми мыслями, как будет выглядеть второй год санкционной кампании и на что будут делать упор США и их союзники.
Анализировать реальность российской внешней политики может порой быть слишком депрессивно. Так что для отвлечения решил выступить в жанре научной фантастики в журнале Foreign Affairs. Изложил совсем нехитрые мысли, почему у России в XXI веке был шанс построить совсем иную, куда более миролюбивую и результативную внешнюю политику, если бы целью этой политики были не эмоциональные фетиши вроде "престижа" и "уважения", а осязаемые и прагматические цели — например, экономическое процветание и безопасность россиян за минимально достаточные деньги. И конечно, почему мы этот шанс упустили.
https://www.foreignaffairs.com/ukraine/russia-might-have-been
Обсудили растущую взаимную зависимость России и Китая с @kournikov, оттолкнувшись от разбора визита Си Цзиньпина в Москву. Взаимная-то она взаимная, но асимметричная. Россия из-за углубляющейся конфронтации с США сейчас Китаю очень нужна, но Китай нужен России больше — из-за санкций и растущей изоляции. Переговорная сила на стороне Пекина, опций диверсифицировать риски у китайских товарищей больше. Например, госвизит Си в РФ обошелся без подписания энергетических сделок (по крайней мере, на публике), а вот Саудовская Аравия и Китай на днях подписали многомиллиардное соглашение о расширении поставок нефти и строительстве Saudi Aramco НПЗ в КНР, причем даже не приурочив эту сделку к какому-то помпезному саммиту лидеров.

Россия становится на путь превращения для Китая в младшего партнера, отношения которого со старшим товарищем будут через несколько лет (при сохранении нынешней траектории) напоминать в лучшем случае отношения Канады и США, но более вероятно — отношения Беларуси и России. Это, конечно, аналитическая гипербола, поскольку Россия страна мощнее Беларуси по многим параметрам, да и младшими партнерами Китаю не удается командовать полностью, отношения с КНДР тому хороший пример (обсуждая этот пример с Максимом Курниковым я по ошибке назвал убитого в Малайзии Ким Чен Нама двоюродным братом Ким Чен Ына — хотя они, конечно, родные братья по отцу, mea culpa). Но сравнение это полезно вспоминать, думая, куда Россию заведет эта война лет через 5-10 (разумеется, при условии, что нынешние тренды сохранятся, чего знать нам не дано).

Подслащивает эту пилюлю, помимо демонстрации китайцами формального равноправия ("Халва! Халва!") и повторения мантры про "у нас не было выбора, нужда заставила", тот факт, что до внутреннего устройства младших партнеров Пекину дела нет: лишь бы китайские интересы всегда учитывались. Это дает иллюзию куда большей самостоятельности по сравнению с ненавистной ныне прежней зависимостью от Запада, которую Кремль стремится порвать. Тут не поспоришь: более несвободной и бедной страной Россия, конечно, будет становиться по своей воле, а не потому что китайцы велели.

https://www.youtube.com/watch?v=jduR0vNrj20&t=424s
В минувшую пятницу Минюст РФ объявил меня иностранным агентом, добавив в компанию многих достойных соотечественниц и соотечественников. Накануне иноагентом был объявлен Фонд Карнеги за международный мир, мой работодатель и интеллектуальный дом последние восемь с лишним лет (семь лет в Москве, 13 месяцев с чемоданом на самолете, и с апреля — в Берлине).

Вот список моих прегрешений: "Габуев получал поддержку со стороны иностранных информационных площадок, участвовал в создании сообщений и материалов совместно с иностранными источниками, в том числе лицами, признанными иностранными агентами, и распространял такие сообщения и материалы. Негативно высказывался в отношении органов государственной власти РФ. Проживает за пределами РФ". Что тут сказать?

1. Иметь возможность свободно говорить и писать, что думаешь; называть войну войной и прямо осуждать её, прежде всего, как преступление против наших соседей в Украине, а также как преступление против нашей же страны (и ту стратегическую ошибку, которая "хуже чем преступление"); жить и работать в открытом мире, не обращая внимания на репрессивное законодательство в РФ — это и привилегия, и обязанность. Я и коллеги продолжим эти обязанности прилежно исполнять.

2. Маркировку иноагента ставить не буду, исполнять требования Минюста РФ тоже. Заниматься беспристрастным анализом (насколько люди вообще на это способны) и называть вещи своими именами — не преступление. А вот прекратить и сломать миллионы жизни войной — оно и есть.

3. Серьезное неудобство от нового статуса пока вижу одно — необходимость отписаться от благотворительных фондов в РФ, поскольку за получение пожертвований от иноагента им может прилететь. У кого есть возможность поддерживать благотворительность в России, особенно детскую и/или направленную на нужды оказавшихся в РФ украинских детей и беженцев — это достойное приложение усилий и финансовых ресурсов. Для тех, кто уже не сможет поддерживать организации внутри РФ, есть, например, возможность помочь украинским детям, например тут и тут.

Работаем дальше. (А я постараюсь чаще делиться здесь мыслями замечаниями из поездок, а то за вереницей самолетов и городов делаю это преступно мало — mea culpa).
Forwarded from Carnegie Politika
Дроны в Москве и диверсанты на танках в Белгородской области — это совершенно новый уровень опасности, по сути — физическая угроза населению. Почему российская власть продолжает вести себя как ни в чем не бывало, объясняет Татьяна Становая (@stanovaya):

Какой бы дерзкой ни оказалась очередная украинская атака, Путин не считает, что она может спровоцировать недовольство властью в российском обществе. Скорее, он опасается алармизма: если ощущение опасности в публичном пространстве станет слишком сильным, то власти придется мобилизовывать ресурсы для ответных мер. А это не вписывается в выбранную Кремлем тактику выжидания.

За слабой, пассивной реакцией власти на атаки беспилотников стоят три главные причины: вера Путина в терпеливость народа, зацикленность органов власти на демонстрации своих корпоративных успехов и объективная военная неготовность России эффективно отвечать на подобные атаки.

В российской системе первый, кто поднимет тревогу, получит по голове: всем проще все замять, чем признать уязвимость. Но проблема этой тактики в том, что у нее есть свои границы: власть народу нужна сильная, а выглядит она все более растерянной и беспомощной.
Китаизация российской внешней торговли и экономики набирает обороты. Главное таможенное управление КНР сегодня опубликовало свежие данные за январь-май:

Товарооборот 🇷🇺🇨🇳 +40,7% ($93,8 млрд)
Экспорт 🇷🇺 в 🇨🇳 + 20,4% ($50,85 млрд)
Импорт 🇷🇺 из 🇨🇳 +75,6% ($42,95 млрд)

Столь быстрый рост именно в этом году был предсказуем. 2022-й был аномальным для экономики РФ. Цены на многие статьи российского экспорта взлетели; санкции Запада вводились постепенно; запрет на импорт нефти и нефтепродуктов из РФ в ЕС начал действовать толком в январе; российский газ в Европу по трубам активно качался еще прошлым летом.

2023-й — первый год "новой нормальности", когда торговые связи с Европой неуклонно сворачиваются, фокус США и их союзников смещается с введения новых санкций на выполнение уже наложенных, а российский бизнес успешно адаптируется и перестраивается — и по географии торговли, и по логистическим цепочкам, и по инфраструктуре платежей. Разумеется, Китай (и юань как все более важная валюта для расчетов, причем не только с КНР) в этой вынужденной перестройке — и главная палочка-выручалочка для России, и главный выгодоприобретатель.

До войны такому росту цифр взаимной торговли с КНР можно было радоваться. Этот рост означал бы диверсификацию: появление нового рынка сбыта для экспорта РФ в дополнение к гигантскому рынку ЕС, а также новых источников импорта — и возможности выбирать, а также выбивать лучшие условия за счет конкуренции между европейцами и китайцами (а также другими игроками вроде Японии, Южной Кореи и тех же США).

Теперь из-за войны и санкций "поворот на Восток" — это привязка к Китаю (и на среднем и долгом горизонте — именно к КНР, а не ко всей Восточной Азии) за счет разрыва с Западом. Там, где могло быть два больших рынка и два источника технологий/финансов, теперь будет один — и только один. Разумеется, в той парадигме, куда Россия себя загнала 24 февраля 2022 года, другого выбора и нет. Но если кто-то радуется, что лет через пять страна полностью освободится от финансового и технологического гнета ненавистных западников и обретет свободу, привязав свою экономику к Китаю, потому что китайские товарищи эту зависимость не будут использовать как переговорный рычаг для продавливания своих условий... Штош. Посмотрим на результаты лет через 5-10.
Визит главного американского дипломата в Китай показал, что Пекин и Вашингтон не собираются возвращаться к полномасштабному сотрудничеству. Их главная задача сейчас, если выражаться сленгом курирующих Китай американских чиновников, — «настелить пол для проваливающихся отношений». Иными словами, сделать так, чтобы нынешние плохие отношения хотя бы не превратились в прямой вооруженный конфликт или большую экономическую войну.

Сделать это становится все сложнее — две страны воспринимают друг друга именно как стратегических соперников. Двум заряженным на конфликт бюрократическим и военным машинам становится все труднее отходить от края пропасти. И Джо Байден, и Си Цзиньпин хотят избежать эскалации в ближайшие полтора года — как минимум, по внутриполитическим причинам. Но эта нормализация отношений будет крайне ограниченной: обе страны будут использовать передышку, чтобы подготовиться к новому, еще более жесткому раунду схватки за глобальное доминирование.

Написал про визит Энтони Блинкена в Китай для @carnegiepolitika.

https://carnegieendowment.org/politika/90022
Forwarded from Shraibman
Написал для Карнеги про опасность некоторых свежих фобий нашего всего.

«Лукашенко не привык видеть в оппозиции, а тем более — политических эмигрантах, самостоятельных политиков, способных открывать рот без разрешения. Поэтому он не верит, что заявления про силовое освобождение Беларуси — простой романтизм воинственной части диаспоры.

Раз они говорят о вооруженной борьбе — таков заказ. Если они тренируются стрелять по мишеням в польских лесах, значит у Варшавы есть планы их задействовать. Раз «калиновцам» позволено говорить про освобождение Беларуси, значит и Киев имеет такие виды. 

<…>

Одним из важных залогов того, что ни НАТО, ни Украина не хотят военной эскалации с Минском, остается его пограничная роль в войне — вроде и соучастник агрессии, а вроде и не на всю катушку. Все понимают, что эта роль может измениться, и не хотят подталкивать туда Минск. Но проблема в том, что в своих попытках спастись от воображаемых угроз Лукашенко сам создает другие, уже вполне реальные.

<…>

Если война приблизится к опасной ядерной черте и Россия либо применит ядерное оружие, либо начнет им размахивать так, что в НАТО задумаются о превентивных или ответных ударах, то в список приоритетных целей, помимо российских войск в Украине, вполне могут попасть хранилища ядерного оружия, аэродромы и ракетные комплексы «Искандер» в Беларуси. А если Россия к тому же применит ядерное оружие с белорусской территории, то у НАТО не будет сомнений, куда бить в ответ.

<…>

Напугав себя вымышленными угрозами освободительного похода эмигрантских отрядов, Лукашенко своими руками повышает риски того, что война реально придет к нему в страну, но с куда большим размахом и не пройдя пограничный контроль."
Forwarded from Carnegie Politika
В новом эпизоде «Бауновкаста» Александр Баунов (@baunovhaus) вместе с Михаилом Коминым (@komintariy) и Екатериной Шульман (@eschulmann) подводят итоги мятежа Пригожина.

— Какие система сделает выводы из мятежа?
— Будет ли искать другие очаги потенциального непослушания?
— Приведет ли мятеж к ослаблению или усилению режима?

Слушайте на Carnegie Politika или на удобной вам платформе с подкастами: Apple, Google, Spotify, Amazon или любой другой через RSS.
В Москве осознают итоги первых полутора лет войны, воплотившиеся в решениях саммита НАТО. Российское руководство полагает, что может себе позволить долгую войну примерно нынешней интенсивности. Ресурс живой силы для мобилизации у РФ примерно в 3,5 раза больше, чем у Украины, военные заводы работают в три смены, нужные для ВПК компоненты текут рекой из Китая и ручейками из Турции, Центральной Азии и Ближнего Востока. Экономика за счет оборонки пока растет, сокращение доходов от экспорта компенсируется сверхприбылями прошлого года и возможностью аккуратно девальвировать рубль.
Сокращение доходов населения и снижение качества жизни при отсутствии неожиданных событий будут происходить достаточно плавно, чтобы страна послушно жила в режиме «специальной военной операции». У большинства граждан все в целом по-прежнему, хотя экономические издержки растут, поток похоронок не прекращается, а уровень государственного произвола повышается. Если запаса прочности хватит на два-три года, что пока кажется очень вероятным, и боевые действия перейдут в режим вялотекущей ирано-иракской войны, то Кремль надеется просто и методично делать жизнь в Украине невыносимой, чтобы превратить ее в выжженное поле. А там авось на Западе к власти придут политики, с которыми можно будет договориться.   Альтернативные сценарии поведения сейчас в Москве рассматривать просто нельзя — ведь тогда придется задаться ужасным вопросом, была ли война ошибкой, даже если оставить в стороне вопросы морали (что трудно) и посмотреть исключительно на прагматику.

https://carnegieendowment.org/politika/90229
Forwarded from Carnegie Politika
Можно ли считать, что форум в Джидде стал прорывом для Китая? В интервью @RepublicMag рассказывает Александр Габуев (@agabuev):

«Китай преследует прежде всего свои национальные интересы. Он в данном случае не является пророссийской стороной, просто поддержка России отвечает его интересам.

В чем заключается эта поддержка? В том, что из-за войны у России очень мало опций, куда и за какую валюту продавать свои ресурсы, где покупать высокотехнологичные товары и какие услуги оказывать странам-партнерам, которые готовы у России что-то покупать и делиться с ней какими-то технологиями. Китай в данном случае — это и главный источник технологий, и главный рынок сбыта для российского сырья, и главный поставщик финансовой инфраструктуры, которую Россия использует для поддержания своей экономики на плаву. Российское "бюджетное правило" теперь осуществляется за счет продажи юаней, и это важно.

С другой стороны, Китай находится во все большей конфронтации с США.

С третьей стороны, Китай пытается вбить клин между США и Евросоюзом и делает так, чтобы экономический развод с Китаем, который называется de-risking (то есть снижение рисков, как говорит глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен) Евросоюз сделал максимально плавно. То есть, если этот de-risking будет происходить не в течение трех лет, а в течение десяти-пятнадцати лет, Китай еще десять-пятнадцать лет будет иметь хороший доступ на европейские рынки, к европейским технологиям, европейским финансовым ресурсам и за счет этого будет укрепляться».

https://republic.ru/posts/109354
Дорогой коллега Сергей Вакуленко наконец завел свой канал https://tttttt.me/sergeyvakulenko, и я настоятельно рекомендую подписываться. Для всех, кто следит за российской энергетикой, Сергей в представлении не нуждается: он больше четверти века в нефтегазе, в том числе в ведущих глобальных и российских корпорациях, до начала войны и отъезда из России был главным стратегом "Газпром-нефти", а потому знает отрасль как мало кто в мире. Его текст о топливном кризисе в РФ, опубликованный нами сегодня на @carnegiepolitika, тому пример.

Аналитика Сергея и других умнейших коллег в команде Карнеги — лучший ответ на досужее мнение, что, мол, уехав из страны, эксперт теряет связь с объектом изучения, перестает понимать реалии и считывать контекст, а потому анализ предвзят и не заслуживает внимания. Конечно, отъезд из страны по прошествии времени означает утрату интуиции "на кончиках пальцев", а разногласия с властью, особенно по поводу войны против Украины и особенно высказанные публично, закрывают общение с некоторыми источниками.

Но при этом массив доступных данных по России, хоть цензура его подъедает, все еще огромен. Главная проблема для аналитика — сохранять трезвость, беспристрастность и безэмоциональность (что, конечно, сложно), а также честно признавать, какие кусочки паззла у вас есть, где вы вынуждены строить гипотезы на неполных данных, а где — слепые пятна. Российская система, как и многие другие авторитарные режимы, не хочет, чтобы ее понимали ни внешние наблюдатели, ни собственные граждане, а внутри системы честная экспертиза все больше закрывается от внешнего взгляда, и все больше раскладывается по отдельным ящикам знания — чтобы полную картинку мог составить только большой начальник. О том, что происходит в КНДР, мы во внешнем мире узнаем, например, от профессора Ланькова, а не от северокорейских экспертов. Россия еще не КНДР, не Иран, не Куба и даже еще не Китай, но довольно бодро идет в эту сторону.

За пределами России у аналитика есть штука, которой коллеги внутри страны в большинстве своем лишены. Это — возможность свободно писать и говорить, что видишь и думаешь, без опасений нарушить законы времен военной цензуры, причем делать это публично, а не в стол (свой или начальственный). Исключения, увы, очень редки, и от того особенно ценны. Аналитик всегда может ошибиться (сам часто это делаю), но только в свободной дискуссии можно установить истину — или честно признать пределы понимания какой-то реальности, по крайней мере на данный момент.

Простой пример — мятеж Пригожина. За пределами России было написано по этому поводу много ужасной ерунды, но при этом и лучшая публичная аналитика мятежа и его последствий была написана тоже написана за пределами России — в то время как пригретые властью эксперты помалкивали или неловко отшучивались. Или, например, близкий мне вопрос поставок газа в Китай: лучший, попросту исчерпывающий диптих по этому вопросу (раз и два) был написан для Карнеги все тем же дорогим коллегой Вакуленко. Так что читайте хорошую аналитику — и канал Сергея в том числе. Это еще пригодится.
Вот-вот начнется дискуссия умнейших коллег Андрея Колесникова (Карнеги) и Дениса Волкова (Левада-Центр), которую будет модерировать несравненная Фарида Рустамова (она сегодня ещё и именинница). Разговор пойдет о нашем недавнем исследовании "Дом на болоте", в котором Андрей и Денис на материале опросов изучают эволюцию отношения россиян к войне. Чтение и разговор грустные, но полезные для сохранения трезвой оптики.
https://tttttt.me/faridaily24/1173