Агент КГБ
2.53K subscribers
50 photos
1 video
767 links
Леденящие
кровь, рассекреченные архивы КГБ
Download Telegram
Шпион на велосипеде

В анналах советской контрразведки хранится уникальный трюк по отрыву от «хвоста», к которому прибег английский разведчик Филипп Джеймс Вуд, прибывший в Москву для проведения ряда разведывательных акций.

В «Шереметьево-2» Вуда встречала «наружка». В бригады слежения были включены самые опытные сотрудники, как-никак работать придется за установленным разведчиком.

Для простоты переговоров по рации и для их зашифровки, на случай, если какой-нибудь новый русский «сядет» на оперативный канал, иностранцу оставили кличку, под которой он проходил несколько лет назад в материалах оперативной подборки – Английский дуб, или просто Дуб.

«Дуб вошел в зал аэропорта! Проходит таможенный контроль. Как слышно? Прием!»

Филипп Вуд вышел из здания аэропорта. Одной рукой он нес объемистую коробку в подарочной упаковке, другой – спортивную сумку. Делая вид, что протирает очки, огляделся, отошел в тень.

В следующее мгновение произошло то, что заставило волкодавов службы наружного наблюдения сначала оторопеть, а в последующем относиться к подопечному с профессиональным уважением.

Вуд сорвал красочную обертку и вынул из коробки... раскладной велосипед. Тренированным движением приторочил к нему колеса, перебросил через плечо спортивную сумку и покатил в сторону Москвы.

Пустая коробка, как памятник изобретательности английской разведке, возвышалась на тротуаре...

В оперативном гардеробе есть все: от парика и телогрейки до макинтоша и тюбетейки, но чтобы велосипед! Не в Китае, поди, или Вьетнаме живем. «Наружка» ведь либо пешком, либо на машине передвигается.

Езду на автомобиле со скоростью 10 км/ч, так же как и бег за велосипедистом в цивильных костюмах, с большой натяжкой можно назвать скрытым наблюдением. Ну не следить же за Дубом с неба – вертолеты для «наружки» небыли предусмотрены...

Если в особых аналитических способностях сотрудники службы наружного наблюдения замечены не были, то смекалки им не занимать!
Хиппующий разведчик

Майкл Селлерс, «сидевший под корягой», действовавший под прикрытием второго секретаря посольства США в Москве, отправляясь на встречу со своими агентами, очень любил «похипповать»: наклеивал усы и натягивал лыжную шапочку с приделанными к ней волосами до плеч.

В таком виде он и был задержан 10 марта 1986 года во время проведения явки с агентом по кличке Коул – майором Сергеем Воронцовым, сотрудником управления КГБ по Москве и Московской области.

Коул инициативно стал шпионом в 1984 году, регулярно информируя ЦРУ о том, как наши органы госбезопасности ведут наблюдение за американскими разведчиками, работающими под дипломатическим прикрытием.

В 1985 году предатель передал Селлерсу образцы «шпионской пыли», которой мы обрабатывали автомобили американских дипломатов, подозреваемых в проведении разведакций против СССР.

Кстати, Коул начал свою шпионскую деятельность именно с того, что передал Селлерсу совершенно секретный бюллетень, издаваемый комитетом, где были описаны ухищрения американских разведчиков, к которым они прибегают, чтобы оторваться от «хвоста», следуя на встречи со своими агентами из числа жителей Москвы.

Нередко американские разведчики в качестве камуфляжа использовали женскую одежду, не понимая, что занимаются самообманом и саморазоблачением: в качестве демаскирующего признака была их... походка, ведь для опытного глаза не составляет труда отличить грациозную женскую поступь от твердых и решительных движений мужчины.

Кстати, человеку, непосвященному в эти премудрости, трудно поверить, но походка у представителей различных рас: белой, черной и желтой – действительно имеет много отличий.

Вообще, опытные сыщики наружного наблюдения сначала запоминают походку объекта, а потом уже остальные внешние признаки.

Однако порой опыт сыщиков оборачивался самонадеянностью, и тогда...
Стриптиз в подъезде

В январе 1989 года кадровая сотрудница ЦРУ Барбара Кэйс прибыла в Москву для встречи с американским «кротом» по кличке Близзард (офицер ГРУ Бохан Сергей Иванович, завербован ЦРУ во время спецкомандировки в Грецию в 1975 году, признан виновным в измене родине в форме шпионажа, в 1990 году военным трибуналом заочно приговорен к расстрелу).

В течение двух дней Барбара разгуливала по Москве, шокируя прохожих своим экстравагантным «прикидом»: канареечного цвета куртка, красная мини-юбка, белые чулки, туфли с каблуком в 15 см, роскошный парик с длинными, до плеч, волосами фиолетового цвета и огромные, в пол-лица, черные очки.

За это ее «наружка» прозвала Пеструшкой.

Как потом выяснилось, не эпатажа ради был затеян маскарад, но токмо для молниеносного отрыва от «опекунов» и проведения явки с Близзардом.

Ходила Пеструшка много, легко и быстро, прямо «неуставайка» какая-то! Кончилось тем, что своего она добилась: вынудила-таки «опекунов» держаться поодаль – ведь ее и на значительном расстоянии хорошо было видно.

Сказать вынудила – значит, слукавить. Скорее она потрафила сыщикам, сыграв на их подсознательном стремлении добиться цели, идя по линии наименьшего напряжения. Ведь работать за объектом тем легче, чем дальше от него находишься: и простор для маневра больше, и риск «засветиться» сокращается до минимума.

В день явки с агентом привела Пеструшка сыщиков на Чистые пруды, вошла в подъезд многоэтажного, дореволюционной постройки дома.

«Опекуны» моментально разделились на четыре группы: одна, что снимала на видеопленку действия Пеструшки на маршруте, осталась в машине, вторая, обогнув дом, заняла позиции у черного хода, третья, чтобы сработать на опережение, разместилась ближе к Мясницкой. Наконец, еще двое наших парней, подождав секунд 10, последовали за американкой, чтобы выяснить, кого она решила навестить.

При входе в подъезд сыщики столкнулись с каким-то субтильным существом женского пола в черном платье наподобие сутаны, на голове черная косынка, в руках четки, глаз от пола не поднимает, губами шевелит беззвучно. Ни дать ни взять – монашенка. Посторонились ребята, пропустили послушницу, а сами – наверх.

К каждой двери с первого по четвертый этаж подходили, прислушивались.

Везде – безмолвие. Да и в подъезде – тишина мертвая. Что за черт! Исчезла Пеструшка.

Выбежали на улицу. Запросили по рации коллег, что у черного хода.

«Нет, – говорят те, – никто не появлялся».

Катастрофа – объект испарился!

Кому-то пришло в голову прокрутить последние кадры видеозаписи, на которых американка, а затем сыщики входят в подъезд. Смотрят.

Вот, расстегивая на ходу куртку, в подъезд входит Пеструшка. Через девять секунд туда же входят оперативники. Еще через секунду камера регистрирует выход из подъезда послушницы. Придерживая обеими руками подол платья, она почти бегом устремляется к Мясницкой... Стоп, кадр! По рации запрашивают третью группу.

«Да, – отвечают, – была такая. Мы еще удивились: такой мороз, а она в тапочках. Выбежала на дорогу с поднятой рукой, впрыгнула в первую подъехавшую машину. Подумали – замерзла девка, а она ничего, улыбается и нам из окна рукой машет».

Стало ясно, что Пеструшка обыграла «наружку». Но как ей удалось за девять секунд преобразиться до неузнаваемости?!

Сначала объявили общую тревогу: «Утерян объект!» Потом, чтобы хоть как-то себя реабилитировать, отправились обыскивать подъезд. Пусто!

Кто-то додумался заглянуть в мусоросборник. Нашли! И куртку канареечного цвета, и башмаки с огромными каблуками, и фиолетовый парик с намертво прикрепленными к нему черными очками. Обнаружили также разорванную круглую резинку наподобие тех, которыми прихватывают волосы, только длиннее и толще. Ясно было – это деталь маскарадного костюма, но в чем ее предназначение?

Два дня сыщики экспериментировали с гардеробом разведчицы, пытаясь разгадать тайну ее молниеносного перевоплощения. Оказалось, что при длительной тренировке можно полностью сменить внешний облик за девять секунд. Основательно готовилась Барбара к поездке в Москву.
Не на тех наехал господин Дуб!

В день прилета эмиссара в системе КГБ был спортивный день – обязаловка, которую многие оперативники попросту игнорируют. Но только не разведчики наружного наблюдения. Всегда под рукой спортивные костюмы общества «Динамо».

Стало ясно, что Вуду необходимо наверняка оторваться от хвоста. Значит, либо по дороге в Москву у него намечен контакт с агентом, либо он должен обработать тайник.

Размеренно крутит педали не то дачник, не то обходчик. Не отрываясь, бегут за ним «спортсмены-динамовцы» – два разведчика наружного наблюдения с переговорными устройствами, зажатыми в потных ладонях.

Нажатие рычажка в одну сторону – слушают тебя коллеги в машине, в другую – ты слышишь. Удобно. Всех-то и размеров – газовая зажигалка. Зато слышимость!

Километр-полтора бегут одни, нырок в машину – и на дистанции уже другая пара. А со стороны все выглядит естественно: тренируются спортсмены, а тренер – на велосипеде. Да и для Вуда все выглядит естественно. Ведь где только не бегают спортсмены, и в Англии, и в Штатах, и у них – в России!

Так, попеременно с коллегами из машин сопровождения иностранного разведчика и добежали до Химок. Доезжает Филипп Вуд до телефонной будки, входит, достает жетон...

Кульминационный момент в работе сотрудника наружного наблюдения, ибо грош тебе цена, если ты всего-то и отфиксировал заход разведчика в телефонную будку. Разведчики, да еще английские, в наших телефонных будках справлять ни малую, ни большую нужду не приучены. Раз уж они прибегают к велосипедным ухищрениям, значит, звонить будут не в посольство. А не попробовать ли выяснить, кому звонок, о чем речь? Тем паче, что в руках мощнейшее приемо-передающее устройство.

Стоит в химкинской телефонной будке мужик, одетый ну совсем не по-химкински, а мимо пробегает запыхавшийся «спортсмен-динамовец». Останавливается у будки, протягивает руку внутрь (где вы видели стекла в химкинских телефонных будках?), хлопает мужика по плечу:

«Мужик! Наши не пробегали?»

Мужик тот – Филипп Вуд – не понял сначала. Он ведь «на связь выходит». Находится, так сказать, при исполнении. Но и динамовцы – тоже.

«Какие наши? – задает закономерный вопрос английский разведчик. – Кто – наши?!»

Понятно его внутреннее состояние. Мысленно он уже ощутил холод наручников на своих запястьях.

«Ну наши! Динамовцы!» – отвечают британцу разведчики.

Тут Вуд успокоился, поняв, что еще не «вяжут». Отвечает:

«Нет! Не пробегали!»

Этих мгновений было достаточно, чтобы второй «динамовец» подбросил в будку свое приемо-передающее устройство, связанное невидимой нитью с магнитофоном в машине.

Все остальное было в буквальном смысле делом техники: и комбинация набранного Вудом номера, и сам разговор были записаны.

Отзвонившись, Дуб оседлал велосипед и покатил в сторону Первопрестольной, всем своим видом демонстрируя пренебрежение к общественным видам транспорта.

Бригады слежения вызвали подмогу, так как силы «спортсменов-динамовцев» были на исходе, да и бежать по городу в трусах как-то не к лицу офицерам контрразведки.

Не прошло и десяти минут, как вокруг велосипедиста, двигавшегося по Ленинградскому шоссе, уже водили хоровод семь оперативных машин, то обгоняя его, то отставая, стремясь не выпустить объект из поля зрения и в то же время не засветиться. Задача не из простых: время – вторая половина воскресного дня, трасса забита возвращающимися домой дачниками.

Работать пришлось, выражаясь спортивным языком, «на грани фола», едва не создавая своими маневрами аварийных ситуаций.

Случись что, попробуй объясни, что первопричиной всему – вон тот, с рыжими усами, в очках и на велосипеде!

Да и кто поймет заботы «наружки»? Не-е-т, ребята, – это ваши ведомственные проблемы, выкручивайтесь сами!

Смекалки, как мы помним, ребятам из «наружки» не занимать – свои соображения, как унять «парноколесного», они тотчас передали наверх. Оперативники предложили связаться по рации с ближайшим постом ГАИ, чтобы милиционеры остановили иностранца и под предлогом создания им аварийной ситуации лишили его средства передвижения, ну хотя бы выкрутили из колес ниппели.
Продолжение👇

По прикидкам сыщиков, проблем в реализации «варианта Ниппель» возникнуть не могло. Гаишники – ребята чуткие, не было случая, чтобы они не откликнулись на призыв контрразведчиков о помощи. Надо – изловчатся придраться даже к телеграфному столбу, слишком близко, мол, стоишь к проезжей части.

Да и осложнениями международной обстановки «вариант Ниппель» чреват не был, потому что железный конь дипломатического номера не имел.

Согласно второму варианту, Дубу надо было организовать наезд на законопослушного московского пешехода. В роли пострадавшего, разумеется, выступит кто-нибудь из сыщиков.

От добровольцев оказаться под колесами «иномарки» не было отбоя: после кросса многим хотелось отлежаться. Да хоть в Склифосовского!

Предложения, как умерить пыл Дуба и заставить его отказаться от велосипеда в черте города, начальник 7-го Управления (наружное наблюдение) доложил инициатору разработки английского разведчика начальнику отдела Второго Главка (контрразведка Союза) генералу Н.

«Я не знаю, что делать! – ответил генерал. – Это твои проблемы, Михал Трофимыч, тебе и решать. Но если кто-то попытается ввести свои правила в проведение гонки «Тур де Москоу» и помешает гонщику из Англии занять призовое место в Лефортово, – погон тому не сносить! Англичанин только этого и ждет. Проколют шины, значит, следят. А это уже не ему – нам «прокол». Ни в коем случае не высовываться. Пусть «парноколесный» считает, что «хвост» у него чистый. Пусть упивается триумфом. У нас будет время расквитаться с ним за ваши мытарства. Потерпи, Михал Трофимыч, и подумай, как выйти из положения!»

Присутствовавший при разговоре заместитель генерала Н. полковник К. предложил в будущем пересадить несколько бригад «наружки» на велосипеды.

В тот же день складные велосипеды итальянской фирмы «Бьянки» исчезли из продажи в московских магазинах, а на следующее утро велосипедистов на столичных улицах прибавилось.

Наблюдательные пешеходы обратили внимание на одну особенность в поведении обладателей «иномарок»: все они имели привычку бормотать себе под нос.

Да-да, едет себе человек и вдруг ни с того ни с сего начинает «тихо сам с собою заводить беседу».

Невежественный прохожий укоризненно качал головой: «Навыпускали из дурдомов недолеченных, а они теперь на велосипедах куролесят по Москве!»

Просвещенный понимающе улыбался:

«Работа у «топтунов» такая – им то идиотами, то велосипедистами надо прикидываться. А бормочут, так это – связь меж собой поддерживают. Издержки производства, понимаешь!»

И все-таки наши парни утерли нос высокомерным крючкотворцам из Сикрет Интеллидженс Сервис, убежденным в собственном превосходстве.

Просчитанному англичанами сюрпризу противопоставили свой – импровизированный!
Спецоперация Акела промахнулся. Как вычисляли шпионов в Советском Союзе во время Холодной войны

На пике Холодной войны с Америкой, во 2-м главном управлении КГБ СССР был создан спецотдел по противодействию центральному разведуправлению США.

Сегодня вместе с полковником КГБ в отставке Александром Тихоновым вспоминает одну из самых удачных операций наших контрразведчиков. В 1983 году Тихонов был старшим оперуполномоченным 2-й службы Управления Комитета госбезопасности по Ленинградской области, одним из участников и организаторов этой операции
​​Операция Кедр

В период с 1959 по 1972 год КГБ собирал информацию об американских электростанциях, плотинах, нефтепроводах и прочих объектах инфраструктуры в рамках подготовки к операции, которая могла привести к нарушению электроснабжения всего Нью-Йорка. После того как агенты КГБ выбрали цели, которые, по их мнению, были уязвимыми, они поселились на конспиративной квартире недалеко от Гаррисберга (штат Пенсильвания). Там агенты КГБ пытались спланировать и осуществить серию атак на американскую энергосистему.

Их целью были плотины гидроэлектростанций, которые генерировали значительную часть энергии страны. Агенты КГБ разработали хитроумный план, чтобы уничтожить две крупных гидроэлектрических дамбы – Хангри Хорс и Флэтхэд, расположенные в Монтане. Если бы эти две дамбы вышли из строя, это парализовало бы электроснабжение всего штата и окружающего региона. Атака должна была начаться с дамбы Хангри Хорс. Агенты планировали разрушить опоры линии электропередач, расположенные на вершине высокого горного склона, что на определённое время обесточило бы плотину и не позволило бы оперативно среагировать на сбой. После агенты должны были захватить средства управления дамбой Хангри Хорс и уничтожить их. Атака могла привести к нарушению электроснабжения всего штата Нью-Йорк.

Далее агенты хотели совершить нападение на нефтепровод, проходящий между Канадой и Соединёнными Штатами Америки. Эта секретная операция, получившая название «Кедр», планировалась более десяти лет. КГБ даже думал уничтожить нефтеперерабатывающие предприятия в Канаде, которые поставляли топливо в Америку.

Все атаки на американскую энергосистему были частью огромного плана по уничтожению города Нью-Йорка. После обесточивания некоторой части США, агенты КГБ хотели использовать хаос и тьму для того, чтобы заминировать причалы и складские помещения вдоль порта Нью-Йорк, ключевой гавани для американской торговли и импорта
​​Побег из-под Кремля

Побег Шеймова и его семьи долгое время являлся самым известным случаем эксфильтрации агента, проведённой ЦРУ в СССР. Однако в начале нулевых в США вышла книга Тони Мендеса «Шпионская пыль», в которой он описал ещё один случай организации вывоза агента. В определённых кругах книга стала сенсацией – Тони Мендес в течение многих лет был главным экспертом ЦРУ по маскировке и эксфильтрации. Именно он в начале 80-х разработал и провёл головокружительную по дерзости операцию по вывозу из Ирана группы скрывавшихся от исламистов американских дипломатов – в 2012 году Бен Аффлек снял об этой истории фильм «Операция «Арго», исполнив в нём роль Мендеса. В общем, для американцев Мендес примерно то же, что для нас Судоплатов или Абель. Есть лишь одно «но» – бывших спецслужбистов, как известно, не бывает, а работа разведки предполагает такую секретность и деликатность, что невольно возникают сомнения в откровенности Мендеса. Потому и рассказ его выглядит сродни фантастике. Впрочем, чего только не случается в жизни.

Итак, как пишет Мендес, в конце 80-х ЦРУ терпело в Москве один провал за другим: Олдрич Эймс поимённо знал, кто в СССР шпионит на Америку. На этом фоне руководство ЦРУ поставило перед Мендесом очередную задачу: требовалось вывезти из СССР одного из последних сохранившихся ценных агентов, проходящего под псевдонимом ORB – сотрудника 16-го управления КГБ, занимавшегося электронной разведкой и дешифровкой.

Так, в марте 1989 года Мендес вместе со своей помощницей и будущей женой Джиной Гезер под видом туристов прилетел в Москву. Местом проведения операции был выбран Кремлёвский дворец съездов, где в тот вечер шёл балет «Коппелия».

Казалось бы, глупее ничего нельзя придумать, Кремль по кромку стен заполнен сотрудниками КГБ, однако Мендес объясняет: именно здесь, в святая святых Советского Союза, было удобнее всего разыграть шпионский спектакль. Всё дело в кремлёвских подземельях, которые разглядели американские спутники-шпионы, оснащённые специальной аппаратурой для сканирования пустот в почве.

Вывозить предстояло не только агента ORB, но и его жену. Помимо Мендеса и Гезер во дворец пришли ещё две пары – сотрудники резидентуры ЦРУ с дипломатическими паспортами и прилетевшая из США чета «туристов» в штатском. Во время антракта женщины удалились в туалет, где сотрудница ЦРУ передала жене агента ORB наряд буфетчицы, а сам он в это время надел куртку официанта. Тем временем их одежду надели работники резидентуры. По плану Мендеса в зал они вошли в тот момент, когда свет уже гас, а потому наблюдавшие за американскими туристами офицеры КГБ не разглядели, кто перед ними. Сам Мендес с Гезер и перебежчик с женой тем временем через подвал Дворца съездов проникли в систему подземных тоннелей, где их ждал некто под псевдонимом Ниндзя. Он провёл беглецов от Кремля в район Пресни – там агента и его жену замаскировали и затем через один из прибалтийских портов вывезли в Финляндию. Причём заодно Мендес пишет, что во время нахождения в тоннеле под Кремлём он прикрепил к находящемуся там кабелю связи подслушивающее устройство, благодаря которому летом 1991 года ЦРУ узнало о подготовке в СССР путча.

Что это – сказка или быль? Обычно практика показывает, что подобные откровения следует, что называется, «делить на сорок восемь». К тому же ни в одних материалах не упоминается факт побега в 1989 году в США сотрудника 16-го управления КГБ. Тем не менее обращает на себя внимание ряд упомянутых Мендесом подробностей организации эксфильтрации. Из-за чего можно утверждать, что подобные операции ЦРУ точно проводило, и скорее всего не один раз.
​​Рекомендуем канал, полезный для каждого москвича и гостя столицы — «Дептранс Москвы»

Здесь пресс-служба Департамента пишет о всем, что касается транспорта в городе: пробках, парковках, метро и его истории, новых маршрутах ночных автобусов и о прекрасном будущем мобильности в столице.

Самое крутое: это единственный канал госоргана, где простым языком отвечают на вопросы, волнующие москвичей, а часто даже чиновники сами обращаются к горожанам в формате колонок.

Подписывайтесь @DtRoad
Использование голубей-шпионов во времена Холодной войны ЦРУ

Центральное разведывательное управление США рассекретило документы, в которых рассказывается об использовании животных во времена Холодной войны. Об этом сообщает «Би-би-си». 

В частности, голубей использовали в том числе для фотографирования важных объектов, в частности, на территории Советского союза, воронов – для сбрасывания подслушивающих устройств на подоконники, а дельфины участвовали в важных подводных миссиях. Последние в более позднее время участвовали в разных операциях по разминированию.  

Программы с использованием животных в целях шпионажа действовали примерно с 1960-х годов. К 1967-му году ЦРУ на три из них потратило более 600 тысяч долларов. 

Одна из программ 1970-х годов называлась «Такана». США проводили испытания, в рамках которых специалисты закрепляли камеры весом 35 грамм на голубях для автоматического фотографирования. Из 140 снимков, полученных во время испытаний, примерно половина было хорошего качества. 

Помимо этого, в ЦРУ изучали вопрос о том, можно ли использовать перелетных птиц для размещения датчиков, чтобы определить, испытывал ли Советский Союз химическое оружие. 

Ранее было известно об использовании голубей во времена Второй мировой войны британской разведкой. Их использовали в том числе для передачи сообщений.
Радио Свобода советских времён

В годы холодной войны «Радио Свобода» было одной из главных мишеней советской разведки, свидетельствуют рассекреченные документы. В работе против американского радио участвовали не только агенты КГБ, но и спецслужбы государств Восточного блока.

14 февраля 1986 года подполковник советской разведки Виктор Гундарев с любовницей и семилетним ребенком пришел в посольство США в Афинах. Вскоре перебежчика вывезли в США, перед этим греческая полиция задержала четверых «вооруженных до зубов» сотрудников советского посольства, пытавшихся перехватить Гундарева у здания американского представительства.

Почти через две недели в службу безопасности «Радио Свобода», чей офис тогда располагался в Мюнхене, позвонил директор русской службы издания: пропал один из ключевых сотрудников. Олег Туманов не выходил на связь уже больше суток, перед закрытой дверью его квартиры скопились сводки новостей за несколько дней, которые по утрам приносили редактору сотрудники «Радио Свобода».

В тот же день, 26 февраля, в квартиру попала сотрудница, еще не знавшая об исчезновении — она принесла редактору постиранные вещи. Внутри был беспорядок: кухня завалена немытой посудой, оставленная на столе еда испортилась и неприятно пахла. Со стен исчезли висевшие на них картины. Туманов был заядлым фотографом и коллекционером, но его фотоаппараты отсутствовали, а на одном из столов лежали пустые альбомы для монет и марок. В шкафах для одежды висели лишь старые куртки и несколько галстуков. Не было и чемоданов.

За два дня до этого Туманов отпросился с работы, сославшись на плохое самочувствие. Накануне, в воскресенье 23 февраля, заходившая к Туманову в гости коллега слышала, как ему позвонил некий «Алекс» и предложил встретиться «в Вене на аукционе». Позже выяснилось, что перед исчезновением Туманов снял со своего счета в банке крупную сумму наличных — 20 тысяч дойчмарок.

Вскоре о ситуации в Мюнхене узнали журналисты. В New York Times вышла заметка: «Пропал редактор русской радиостанции». Заголовок в New York Daily News был куда менее осторожным: «Был ли наш медвежонок кротом?». Реакция на эти статьи была незамедлительной. В лондонский офис позвонил аноним, сказавший на хорошем английском: «Он вернулся в Москву живым и здоровым. Спасибо». Второй звонок поступил в Мюнхен. Там собеседник на ломаном английском объяснил то же самое: Туманов уже в Москве.

«Мы не подозревали, что Туманов работает на КГБ. Если бы не Гундарев и не возвращение [Туманова в Москву], вероятно, он мог бы остаться на RFE/RL и работать до пенсии. Он был отличным редактором, отличным сотрудником и делал очень хорошие программы. В то время у нас не было никаких оснований подозревать его в том, что он сотрудничает с КГБ. У нас были другие подозреваемые, но не Туманов», — рассказывает Ричард Каммингс, который в те годы работал главой службы безопасности «Радио Свобода».

О том, что проработавший двадцать лет на американскую корпорацию Туманов в действительности был завербован КГБ, Каммингсу и его коллегам сообщили только в начале апреля — больше чем через месяц после бегства сотрудника.

«Его слабость была в том, что он слишком остро отреагировал на бегство Гундарева, — добавляет Каммингс. — Он думал, что его разоблачат, и если бы Гундарев не перешел на Запад, мы бы, вероятно, не обнаружили бы его, разве что он совершил бы серьезную ошибку».
Лучший шифровальщик КГБ

Карьера Афанасия Шорохова началась на Балтийском флоте ещё в 30-х. Но особенных успехов по службе первое время не было. Чтобы обратить на себя внимание руководства и подчеркнуть собственные таланты, Шорохов меняет имя и фамилию и становится Владимиром Пролетарским. После этого его вызывают на разговор в ОГПУ. Изучив дело Пролетарского, чекисты понимают: редкий специалист едва не затерялся в разведслужбе и, если бы не смена фамилии, он мог бы всю жизнь перекладывать бумажки. Прослужив в отделе иностранной разведки несколько лет, Пролетарский отточил свои навыки: освоил несколько языков, научился работать с любой шифровальной аппаратурой, включая зарубежную. В 31 год его старания были вознаграждены: его повышают в звании и отправляют руководить отделом шифрования советской резидентуры в Китай, где за спасение особо ценного агента с дипломатической перепиской военного атташе молодой разведчик получает орден Красной Звезды.

В 1942 году после изучения личного дела чекиста "под микроскопом" его вместе с женой Евдокией (к слову, тоже шифровальщицей) отправляют на работу в Швецию. Курирует отправку нелегалов отдел Лаврентия Берии. Всю войну и пару лет после её окончания Владимир Пролетарский, который к тому моменту уже сменил фамилию на Петров, работал по своему профилю — наблюдал за активностью оставшихся нацистов и сочувствующих им групп, регулярно передавая данные в резидентуру, и снабжал советских агентов в Швеции связью. В 1950 году Петров и его жена возвращаются в Москву. Неожиданно для Петрова прямо с трапа самолёта его сажают в машину и отвозят на разговор в кабинет Лаврентия Берии. Там разведчик узнаёт, что в ближайшее время ему предстоит отправиться в нетипичную для него командировку — в Австралию. Там Петров поступил на работу в Посольство СССР и стал исправно отправлять на родину данные о военной активности вокруг этой необычной страны, попутно помогая резидентам вербовать агентов среди местных военных и политиков.

Однако уже летом 1953 года арестовали шефа Петрова — Лаврентия Берию. Никита Хрущёв, "зачищавший" верхние эшелоны власти от потенциальных конкурентов и "непатриотически настроенных" руководителей, тайно приказал проверить все структуры, созданные Берией за годы нахождения у власти. В посольстве Петрову аккуратно пояснили: "Если будет приказ вернуться домой, то лучше закрыть рот и просто выполнить его". Такого подхода Петров не понял. Рассчитывать на благосклонность руководства он мог сразу по нескольким причинам — он был первым в списке кадрового резерва органов госбезопасности на должность руководителя подразделения. За всю карьеру разведчика он не получил ни единого выговора, не брал больничных, трудился допоздна, активно работал на допросах и включался во все процессы. По слухам, его планировали назначить в аппарат к первому председателю КГБ Ивану Серову, откуда при покровительстве старших товарищей Петров мог спокойно дорасти до кресла первого человека в "конторе".
Аляску чуть не накрыло "Корытом"

Опасаясь советского вторжения на Аляску, спецслужбы США в начале холодной войны завербовали и обучили рыбаков, частных пилотов, врачей, охотников и других жителей Аляски с целью создания подпольной сети в случае советской оккупации полуострова, сообщается в рассекреченных документах ВВС и ФБР США.

Вторжение на Аляску со стороны СССР казалось реальным американским властям в 1950 году. "Военные полагают, что такое вторжение возможно при бомбардировке с воздуха с последующим десантированием парашютистов", - говорится в одной из записок ФБР США. Наиболее вероятными "мишенями Советов" считались населенные пункты Аляски - Ном, Фэрбенкс, Анкоридж и Сьюард.

Под руководством директора ФБР Эдгара Гувера был начат совершенно секретный проект под кодовым названием "Корыто" с созданием Управления специальных расследований ВВС США, во главе которого стал протеже Гувера и бывший сотрудник ФБР Джозеф Кэрролл. ФБР дало свое кодовое название проекту: "Этап".

Секретный план предполагал создание подпольной сети из местных жителей-агентов американских спецслужб в основных провинциях Аляски, "готовых спрятаться от захватчиков и наладить подрывную деятельность". Эти агенты должны были быть готовы "найти свой путь к выживанию" в условиях холодной погоды. Их обучали находить тайники с едой и техникой, передавать и принимать через радиопередатчики секретные депеши.

Одной из главных задач, которая ставилась перед завербованными местными жителями, должна была стать передача данных о движениях противника. Это не был классический случай обучения американцев навыкам гражданской обороны из тех, что стали популярны после того, как в США построили бомбоубежища. "Это был экстраординарный вариант привлечения гражданских лиц в качестве разведчиков на территории США", - отмечают местные СМИ.

Вербовщики должны были предлагать потенциальным агентам 3 тысячи долларов ежегодно (около 30 тысяч долларов в нынешнем эквиваленте). С началом "оккупации" сумма гонораров агентам была бы увеличена вдвое.

Интересно, что с внедрением первых агентов в сентябре 1951 года Эдгар Гувер дистанцировался от проекта, передав кураторство Кэроллу. Многолетний шеф Бюро опасался, что с началом военных действий на Аляске вся ответственность за провал операции ляжет на ФБР. "В случае кризиса мы окажемся посреди нового Перл-Харбора, и часть вины ляжет на нас. Надо немедленно убираться (из проекта)", - написал Гувер резолюцию на полях записки, переданной ему на ознакомление 6 сентября 1951 года.

Однако три года спустя Гуверу пришлось ненадолго вернуться к этой операции. В октябре 1954 года жительница Анкориджа получила анонимное зашифрованное послание и передала его ФБР. Контрразведка принялась искать иностранного шпиона, но вскоре выяснилось, что таинственное послание было учебным, и его отправил один из агентов из "Корыта".

Федеральные чиновники признавали, что это задание было очень опасным, учитывая, что военная доктрина Советского Союза призывала к ликвидации локального сопротивления на оккупированной территории.

Для компенсации ожидаемых потерь среди гражданского населения, создавался резервный пул агентов за пределами Аляски, которые в случае необходимости могли быть направлены на "осажденный полуостров" посредством ВВС США. "Они должны были заменить кадровый потенциал из числа местных разведчиков в оккупированных врагом районах в течение продолжительного периода времени", - отмечается в одном из документов.

"Корыто" не было "быстро затоплено". Секретный план работал с 1951 по 1959 годы, уверяет Дебора Кидвелл, официальный историк УСР ВВС США. В документах УСР ВВС "Корыто" называется "одним из самых обширных и длительных проектов холодной войны".
Операция «Нортвудс»

Напряженные отношения между Соединенными Штатами и Кубой во времена холодной войны привели к тому, что Центральное разведывательное управление США без устали клепало все новые, порой странные схемы того, как бы свергнуть режим Фиделя Кастро. Большинство таких секретных операций были нацелены на непосредственную ликвидацию кубинского лидера.

Такой непослушный и опасный сосед, который водится с главным идеологическим врагом США, попросту не должен был существовать в непосредственной близости от границ Америки. Ликвидация политического оппонента кажется не таким уж и страшным грехом по сравнению с тем, что выспело в недрах Министерства обороны США.

В 1998 году Архив национальной безопасности (некоммерческая организация, которая публикует информацию, доступную благодаря закону о свободе информации) обнародовал рассекреченные документы об операции «Нортвудс». Ее в 1962 году спланировали высокопоставленные чиновники Министерства обороны США. Окончательной целью операции было военное вторжение на Кубу и свержение местного правительства. Но перед этим предполагалось сфабриковать враждебные действия в отношении США с кубинской стороны, проведя ряд террористических акций с подложными или реальными жертвами на территории государства. В их числе рассматривались подрыв самолета или корабля, организация терактов в Майами и Вашингтоне.

План представили на рассмотрение тогдашнему президенту Джону Кеннеди, но тот отклонил его.
Шпионские операции ЦРУ против СССР

Операция под названием «Цветы плюща» была проведена в 1970-е, когда секретная подводная лодка США, пробравшись в Охотское море, подключила специальное записывающее устройство к телефонному кабелю Тихоокеанского флота, проложенному по дну моря. Теперь все переговоры командования ТОФа регулярно попадали в руки американцев. Единственное неудобство состояло в необходимости периодически направлять к устройству водолазов для забора записей. Но всякий раз это удавалось без проблем, поскольку советское командование совершенно не предполагало возможности таких действий на своем заднем дворе – своем закрытом море.

Но в конце 70-х американцы превзошли сами себя. С помощью спутниковой разведки они обнаружили, что около подмосковного города Троицка ведутся траншейные работы с очевидными признаками секретности. А место это уже давно уже привлекало внимание, поскольку тут располагался ряд научных центров СССР по стратегическим разработкам: Институт ядерных исследований РАН и Институт атомной энергии.

Аналитики ЦРУ предположили, что там прокладывается коммуникационный кабель к этим учреждениям, а может быть даже к секретным центрам КГБ и разработали операцию «Коленчатая труба» для подключения к нему. Американские разведчики посчитали, что русские предусмотрели какие-то системы защиты доступа к кабелю и долго тренировались их преодолевать. Как оказалось, никто никакой защиты не ставил – зря только время тратили. Американцы просто открыли люк, предусмотрительно оставленный строителями для обслуживания кабеля, и поставили записывающее устройство.

Но проблема была в необходимости постоянно забирать записанную информацию. Главные усилия по решению этой проблемы возлагались на американские дипломатические службы. Был выработан специальный метод: зная, что все передвижения дипломатов находятся под наблюдением, в определенный день из посольства выезжало сразу несколько сотрудников, за которыми как борзые устремлялись агенты КГБ, в результате наблюдение за посольством ослабевало, и оттуда выезжал грузовичок, с которого незаметно слезал специалист, забиравший материал.

Применялись и другие приемы, благодаря которым американцы пользовались этим источником информации до 1985 года. Наконец, группе спецназа КГБ «Альфа» удалось взять американских дипломатов прямо у люка с поличным. Скорее всего, они были выданы КГБ перевербованными агентами ЦРУ.

Эта же причина не позволила американцам провести еще одну интересную операцию по выявлению мест расположения советских стратегических ракет. Они планировали установить прибор, фиксирующий радиацию, в транспортный контейнер, который переправлялся по Транссибу, но благодаря выдаче этой информации крайне ценным агентом КГБ Олдричем Эймсом, занимавшим должность (ни много ни мало) начальника отдела контрразведки ЦРУ, операция была сорвана.

Эти шпионские скандалы пришлись уже на конец «холодной войны» и потому не были преданы широкой огласке, дабы не мешать «политике нового мышления». Но хотя «холодная война» формально закончилась, взаимный шпионаж вовсе не ушел в прошлое.
Попытки ЦРУ расколоть Советский Союз

Американцы эту операцию назвали Splinter Factor ("Фактор раскола"). Суть – убедить СССР в том, что коммунисты по всему миру начали предавать партию и коммунистический режим.

До 1956 года агенты ЦРУ дезинформировали советскую власть. Якобы ключевые персоны в Болгарии, Чехословакии, ГДР, Венгрии и Польше начали сливать британцам и американцам данные о СССР. Не теряя времени, россияне делали то, что умеют лучше всего: сотни расстреливали, а тысячи бросали гнить в тюрьме. Проблема только в том, что большинство пострадавших на самом деле были совсем невинными и непричастными к игре обеих спецслужб людьми.

Антиамериканская истерия в Европе достигла пика. Везде искали американских агентов. Опустился железный занавес, мир предстал на пороге Третьей мировой войны,
– отметил журналист Владимир Мисан-Милясевич.

Сколько именно людей отправились за решетку, были расстреляны, исчезли или пострадали – неизвестно. Но говорится о десятках тысяч. Например, только в Чехословакии за пол года арестовали 169 тысяч человек. Их подозревали в работе на американцев.

Во всей этой истории есть ключевая персона – Ноэль Филд. Это американский дипломат, который из-за своих ожесточенных коммунистических взглядов начал шпионить для СССР. Его поймали 11 мая 1949 года в Праге и вывезли в Венгрию. Как свойственно: пытали и допрашивали.

Ему повезло, потому что со шпионами-предателями у советских спецслужб разговор был короткий. Но Филд не шпионил для США и даже после всех пыток смог это доказать. Поэтому когда в Кремле поняли, что это огромная игра с целью свержения режима, его выпустили на свободу, а на "информационные вбросы" ЦРУшников просто закрыли глаза.

"Мои обвинители, по сути, имеют те же убеждения, что и я. Ненавидят те же вещи и тех же людей, как я: сознательных врагов социализма, фашистов, ренегатов и предателей. Учитывая их веру в мою вину, я не могу их обвинить. Не могу и не одобрить их пренебрежение. Это ужас", – сказал Филд.
Государственный переворот в Иране

В 1953 году ЦРУ в сотрудничестве с британскими спецслужбами устроили государственный переворот в Иране. Опереции получила название Ajax. Все началось с иранской нефти. Тогда ее фактически контролировала Великобритания.

И на горизонте появился политик Мохаммед Мосаддык, который выступил за национализацию нефти в стране. С одной стороны, это должно было поднять экономику Ирана. С другой – ухудшить отношения с США и Британией. Фактически разорвать их, изгнав иностранные нефтяные компании с территории Ирана.

В 1951 году начались массовые демонстрации и на фоне требований митингующих старое правительство ушло в отставку, а Мосаддык занял пост премьера. Кампания построенная на национализации нефти сделала его героем в глазах простых людей.

Просидеть на посту спокойно ему не позволили другие оппоненты, которые, очевидно, имели выгоду от разделения нефти иностранными компаниями. Мосаддык был важной персоной, он приносил много проблем не очень честным политикам. Конфронтация между политическими силами в одной стране вредила интересам другой. Поэтому за дело взялись американцы с британцами. Выбор у них был небольшим: если бы не вмешались они этим занялось бы СССР.

План был прост: сбросить Мосаддыка с должности и поставить своего человека. Новым, заинтересованным в интересах американцев и британцев, должен был стать иранский генерал и бывший министр внутренних дел Фазлолла Захеди.

Как только с кандидатурой определились, ЦРУ запустили масштабную информационную кампанию против Мосаддыка. Его обвиняли в коррупции, коммунизме и антиисламистских взглядах. А за такие вещи в Иране, мягко говоря, по голове не погладят. В дополнение проплатили митинги по всей стране.

Все выглядело так, будто Мосаддык не способен справиться с кризисом, постигшим страну. И здесь по сценарию пришел генерал Захеди, привел с собой армию, успокоил людей, а Мосаддыка арестовал.

Догадаться не тяжело – операция удалась, потому что Иран наладил нефтяное и экономическое сотрудничество с Британией и США. Если бы Иран в то время оказался под влиянием СССР, кто знает, как бы все обернулось сегодня.
Как агенты ЦРУ хитростью раздобыли секреты комплекса С-75 во Вьетнаме

В феврале 1966 года в самый разгар войны во Вьетнаме американский летательный аппарат-разведчик был сбит в районе Ханоя советской ракетой С-75 . Но последствия успешных действий северо-вьетнамских ПВО оказались удручающими для СССР - Соединенные Штаты заполучили секреты оружия, которое долгое время угрожало их авиации. Эта секретная операция ЦРУ была названа кодовым названием United Effort.

С-75 считается одной из самых успешных и широко применяемых систем противовоздушной обороны в истории. Особенность ракеты с почти 200-килограммовой боеголовкой, летевшей со скоростью более 3 Махов, заключалась в том, что ей не обязательно было попадать непосредственно в цель. Она срабатывала бесконтактно рядом с объектом, уничтожая его шрапнелью.

- Эффективность С-75 была невероятной, и США отчаянно пытались получить сведения об эксплуатации ракеты и радара управления. Но солдаты Северного Вьетнама минимизировали уязвимость комплексов, проявив смекалку - использовали радары разного типа, чтобы запустить ракету в считанные минуты до цели. Кроме того, они хорошо скрывались и часто перемещались. Шпионаж, как и другие попытки получить данные, не увенчались успехом.

Однажды агентам ЦРУ удалось перехватить учебное руководство по С-75, но перевод не позволял выяснить точные технические подробности. Единственной возможностью узнать их оставался перехват радиоимпульсов в реальном бою. Сделать это можно было только за миллисекунды. Ни одно из обширного списка устройств электронной разведки, имевшихся тогда у США, не было способно получить такие сведения за такое короткое время.

На подготовку операции сотрудники разведуправления и инженеры потратили три года. В результате множественных доработок на беспилотники-мишени Ryan Model 147D и 147E, получившие кодовое обозначение Long Arm ("Длинная рука") было установлено оборудование, известное как System XVII. Кроме того, у устройств увеличили радиолокационный профиль, чтобы они походили на самолеты-шпионы U-2. По задумке разработчиков, за мгновения до уничтожения электроника беспилотника должна была считать с атакующей ракеты детали радиолокационного слежения, сигналы систем наведения и взрывателя боеголовки и передать их на дежуривший неподалеку разведывательный самолет RB-47H Stratojet. Несколько попыток оказались неудачными - аппараты взрывались, не успев зафиксировать данные. Но 13 февраля 1966 года американцам все же удалось реализовать "идеальный перехват".

147E получил полный набор радиолокационной информации наведения и бесконтактного взрывателя. Оборудование даже сумело зафиксировать силу ударной волны, уничтожившей беспилотник.

На основе полученных сведений США разработали систему предупреждения, которая предотвращала попадание ракеты С-75 в любой самолет. Во время испытаний она продемонстрировала хорошую эффективность - оснащенная ею беспилотная мишень избежала ударов 11 советских ракет, сбить ее смогла только 12-я. В результате комплекс, получивший обозначение AN / APR-26, стал массово устанавливаться на американские самолеты, включая B-52 Stratofortress , F-4 Phantom II и C-130 Hercules. Их пилоты получили возможность своевременно покидать зону ПВО противника. Показатели живучести американской авиации во Вьетнами начали расти, после чего помощник министра обороны США Юджин Фубини назвал миссию по перехвату данных С-75 "самым значительным вкладом в электронную разведку за последние 20 лет".

Однако, вскоре, советские инженеры оперативно модернизировали свои системы вооружения, создав множество версий С-75. Каждая из них требовала от американской разведки все больше усилий для получения эксплуатационных сведений.
Операция Плутон

Местом для вторжения была выбрана кубинская бухта Кочинос. Её пляжи были удобны для десантирования, а вглубь страны через прилегающую к берегу болотистую местность вела только одна большая дорога.

Незадолго до начала операции американцы провели воздушную разведку над Кубой и установили предполагаемые места размещения боевых самолётов военно-воздушных сил. 15 апреля 1961 года по аэродромам Кубы был нанесён авиаудар, который, по замыслу спецслужб США, должен был лишить кубинские власти авиации. Однако кубинские власти уже получили от своей разведки информацию о готовящемся вторжении. Действующие самолёты на аэродромах были заменены макетами. Кроме того, в местах потенциальных действий отрядов вторжения возводились укрепления. Из 24 самолётов ВВС Кубы только два или три (согласно различным данным) были уничтожены авиаударами 15 апреля. Попытки отдельных групп наёмников высадиться на побережье Кубы 16 апреля также оказались неудачными.

17 апреля 1961 года началась высадка в бухте Кочинос основных сил «бригады 2506». Первыми десантировались боевые пловцы и парашютисты, которые смогли закрепиться на берегу и даже частично блокировать ведущую туда дорогу. Основным силам вторжения удалось высадиться и начать продвижение вглубь острова.

В свою очередь, кубинские ВВС нанесли авиаудары по силам вторжения и потопили четыре корабля вторжения, а сухопутные силы остановили продвижение боевиков «бригады 2506» на побережье. К бухте Кочинос были переброшены дополнительные силы кубинской самообороны и танки.

18 апреля шли бои, в результате которых силы вторжения были блокированы кубинскими военными. На следующий день после получасовой артподготовки кубинские войска перешли в решительное наступление. Американские наёмники, понеся серьёзные потери, начали сдаваться в плен или бежать.

В результаты боёв в районе бухты Кочинос кубинские правительственные силы потеряли, согласно различным источникам, от 156 до 176 человек погибшими, ещё 500—800 кубинцев получили ранения. От 80 до 120 американских наёмников были уничтожены, 360 получили ранения, около 1200 — сдались в плен. Несколько человек из числа пленных, включая двух нанятых ЦРУ граждан США, были казнены по приговору суда. В воздушных боях также погибли четыре американских пилота. Большинство пленных участников вторжения вскоре были переданы США. Кастро также разрешил покинуть Кубу их родственникам.

На фоне событий в бухте Кочинос внешнеполитические позиции официальной Гаваны стали просоветскими. 16 апреля и 1 мая 1961 года Фидель Кастро выступил с публичными заявлениями о социалистическом характере кубинской революции.

По словам историков, неудавшееся вторжение на Кубу потрясло власти США.

«Пошли слухи о том, что Даллес специально развалил операцию и что это была подстава со стороны прежних республиканских властей, направленная против Кеннеди. Неудавшееся вторжение к тому же произошло сразу после того, как весь мир узнал об отправке первого человека в космос Советским Союзом. По имиджу США был нанесён двойной удар».

На фоне провала операции «Плутон» Аллен Даллес был вынужден уйти в отставку с поста директора ЦРУ.

«На Кубе возникла сильная эйфория. Победа правительственных сил вызвала воодушевление не только у местного населения, но и у левых по всей Латинской Америке».
От Фиделя до Бен Ладена, как ЦРУ участвовало в политических конфликтах

ЦРУ участвовало в громких политических и военных конфликтах следующих десятилетий практически на всех континентах.

В 1961 году ЦРУ снарядило 1,5 тыс. боевиков для свержения кубинского лидера Фиделя Кастро. Однако, операция «Мангуст» проваливалилась из-за плохого планирования. Самая громкая неудача — высадка в «заливе свиней». Это первое публичное поражение ЦРУ, в результате чего президент Кеннеди снимает главу ЦРУ Аллена Даллеса.

В том же 1961 году в Конго ЦРУ ликвидируют общенационального лидера Патриса Лумумбу. Общественная поддержка Лумумбы была настолько высока, что США не удалось посадить в президентское кресло своего ставленника. В стране началась четырехлетняя гражданская война.

В 1968 году ЦРУ организует акцию по захвату и убийству Че Гевары в Боливии. Смерть легендарного партизана Гевары стала тяжелейшим ударом для социалистического революционного движения в Латинской Америке и во всем мире.

В 1973 году ЦРУ свергает чилийского президента Сальвадора Альенде. Власть в стране захватывает хунта Аугусто Пиночета.

С 1979 года и вплоть до вывода советских войск из Афганистана ЦРУ поставляло оружие моджахедам, выступающим против советского контингента. Уже после завершения войны Збигнев Бжезинский (советник президента Джимми Картера в 1977–1981 годах) неоднократно говорил о том, что ЦРУ помогало афганским повстанцам. Кроме того, в 1998 году в интервью французскому журналу Le Nouvel Observateur он сказал:

«Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают… Секретная операция была отличной идеей. Ее результатом стало заманивание Советского Союза в афганскую ловушку… В день, когда Советский Союз официально пересек границу, я написал президенту Картеру: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну».

После трагедии 11 сентября 2001 года, когда Усама Бен Ладен стал «террористом номер один», в американской прессе тиражировались слухи о том, что лидер «Аль-Каиды» (организация запрещена в России) является невольной креатурой Белого дома. Однако власти США неоднократно открещивались от подобных обвинений, заявляя, что помогали в основном боевикам Гульбеддина Хекматияра. Как бы то ни было, спустя много лет ЦРУ поспособствовало ликвидации Бен Ладена. Лидер террористической группировки был убит в ходе операции под кодовым названием «Копье Нептуна» в 2011 году. Она была санкционирована президентом США Бараком Обамой и проведена военнослужащими спецподразделения SEAL Team Six, находящихся в ведении Объединенного командования специальных операций, и в сотрудничестве с ЦРУ.

В 2000-е ЦРУ оказалось в центре нескольких скандалов, связанных с «негуманными» методами работы. В американской прессе распространялась информация о секретных тюрьмах ЦРУ.

В 2006 году президент США Джордж Буш-младший официально признал факт существования подобных тюрем. Буш в то время заявил, что данные заведения были необходимы по требованиям безопасности и что содержались там только особо опасные лица, подозреваемые в терроризме.

Как бы то ни было, в первые же дни своего президентства в январе 2009 года демократ Барак Обама подписал указ о закрытии всех секретных тюрем ЦРУ.

В декабре 2007 году управление признало, что уничтожило две кассеты с видеозаписью допросов подозреваемых, что вызвало негодование у правозащитных организаций. В 2008 году тогдашний директор ЦРУ Майкл Хейден признал, что сотрудники управления применяют на допросах «пытку водой» — распространенный метод пытки, изобретенный испанской инквизицей, который в разное время использовали и французская армия во время войны в Алжире, и полиция Пиночета, и красные кхмеры: человека кладут на спину, запрокидывают голову и поливают водой дыхательные отверстия — ноздри и рот — при этом пытаемому кажется, что он тонет.